Адрес: 04071 Украина, Киев, Подол, ул. Щекавицкая, 30/39, оф. 4 E-mail: info@primetour.uaТел. +38 (044) 207-12-55Лицензия туроператора АГ №580812Карта сайта

Украинка, р.Днепр, вдали Триполье. Киевская область
 
+38 (044) 207-12-55
+38 (096) 940-00-00
+38 (099) 550-00-00

Мы поддерживаем
реформы в Украине
и работаем
исключительно через
расчетный счет!
Украинка, р.Днепр, вдали Триполье. Киевская область
Среда, 22 Мая 2019

Меню

Достопримечательности > Первенец отечественного машиностроения

Трактор «Запорожец»

Владимир ТАРАСЮК, журналист
Специально для «Первого экскурсионного бюро»

Листая от нечего делать взятую с книжной полки призабытую, но весьма популярную когда-то книгу «Дети Арбата», подумалось, что не только и не столько ради любопытства обращаются люди к прошлому, многих волнуют давние события так же, как сегодняшние проблемы и заботы. Между умными, смелыми суждениями об ошибках в коллективизации сельского хозяйства Страны Советов натолкнулся на ошибку самого автора: «Мы свой первый трактор выпустили в 1930 году...».

Чего уж говорить о беллетристике, если даже авторитетная и безапелляционная «Большая Советская Энциклопедия» отмечала в свое время: первый в Советском Союзе трактор вышел из ворот петроградского завода «Красный путиловец» 1 мая 1924 года...

Много лет назад я познакомился с человеком, который исправил ошибку. Тогдашний редактор многотиражной газеты «Кировец» Токмакского дизелестроительного завода имени С.М. Кирова Николай Петрович Сосна поделился своим открытием: первый отечественный трактор «Запорожец» выпущен на бывшем государственном заводе №14 в селе Кичкасе, а вскоре его массовое производство было организованно в Токмаке Запорожской области. Об этом не раз упоминалось в печати, написаны соответствующие главы в соответствующих книгах. Но факт остается фактом: открытие Николая Петровича до сих пор известно немногим. Хотя история «Запорожца» — это интереснейшая страница биографии Украины, имеющая достойное продолжение. Она более чем актуальна для Украины сегодняшней, потому что до мельчайших подробностей таит в себе непревзойденный пример того, как, с чего надо было начинать возрождение разоренного села и сельскохозяйственного производства.

К великому сожалению, сам Николай Петрович Сосна — непревзойденный рассказчик этой истории — уже ушел из нашей жизни. Но в моей памяти остались многочасовые беседы с ним, а еще — его дарственные книги. Все это — и беседы, и книги — об одном: о первенце отечественного тракторостроения.

Трактор «Карлик» Трактор «Гном»


Лучше, чем копии

Как-то во время одной из наших встреч Николай Петрович спросил:

— Помнишь главную мысль наших прошлых разговоров?

— Это про сто тысяч тракторов, кажется? — переспросил я.

— О них. Точнее, о той ситуации в стране, в условиях которой появился первенец советского тракторостроения...

Он взял из книжного шкафа томик исторического сборника, указал на размещённый в нём документ 1919 года — «Доклад о работе в деревне». Дескать, с этого все и началось.

По поводу тракторостроения в том докладе сформулировано не только его политическое значение, но и практическую задачу дня: «Если бы мы могли дать завтра 100 тысяч первоклассных тракторов, снабдить их бензином, снабдить их машинистами..., то средний крестьянин сказал бы: «Я за коммунию»...».

Конкуренты «Запорожца»

Вспомним-ка, что было потом. Гражданская война еще не дает возможности взяться за это дело в полную силу. Но сразу же после ее окончания Советская власть — факт остается фактом! — всерьез занялась механизацией сельского хозяйства, в частности, тракторостроением. Пока своих тракторов не было, молодая республика вынуждена была покупать зарубежные образцы, присматриваться, какие из них лучше приживутся в наших условиях. По этому поводу 4 октября 1923 года главная в то время газета страны «Правда» писала: «30 сентября и 1 октября в совхозе «Бирюлево» проходили испытания тракторов «Фордзон», «Варис», «Рувелит», гусеничных «ВД» — большого и маленького, «Фройнд», «Стевер», «Фиат», «Павези», «Титан», «Прага» и «Ллойд». Специальная комиссия подводит итоги испытаний».

Ради справедливости, здесь следовало бы также добавить, что наряду с этим уже предпринимались реальные попытки создать отечественный образец трактора. По этому поводу в архивах Николая Петровича Сосны сохранилось еще одно свидетельство газеты «Правда» — за 14 апреля 1923 года: «Вопрос о нашем тракторостроении уже на протяжении нескольких лет обсуждался как на страницах печати, так и в целом ряде комиссий и получил, наконец, разрешение — утверждена пятилетняя программа тракторостроения промсекции Госплана».

Автор цитируемой статьи — известный отечественный ученый в области машиностроения Л.К. Мартенс. Далее он пишет о больших трудностях в этом деле, осуждает простое копирование иностранных марок. Вместе с тем высоко оценивает перспективы отечественных образцов: «Многообещающие начинания у нас уже есть и заслуживают всяческого поощрения. Достаточно указать хотя бы на такие конструкции тракторов, как «Запорожец» (конструкция Унгера) и «Гном» (конструкция Мамина). Не приходится сомневаться, что эти конструкции тракторов при правильной постановке дела и при надлежащей поддержке окажутся намного лучшими для отечественных условий, чем копии «Фордзона» и «Гонамага»...».

Обратим внимание и на такое мнение Мартенса: «Будущий российский трактор должен быть простой, дешевой и долговечной машиной, которая работала бы на нефти, а не на бензине».

Здесь рождался «Запорожец»

«Запорожец» стал именно таким трактором. Его первый образец создан еще в 1921 году на небольших государственных заводах сельскохозяйственного машиностроения №14 и №11 в селе Кичкасе близ нынешнего города Запорожья. Трактор создавался на базе двенадцатисильного двухтактного одноцилиндрового нефтяного двигателя «Триумф» производства Великотокмакского госзавода №8.

Кстати, несколько позже это предприятие вошло в состав объединенного завода «Красный прогресс» — то есть в Токмакский дизелестроительный завод имени С.М. Кирова во времена СССР, а с недавнего времени — ПО «Юждизельмаш». Именно это обстоятельство решило со временем дальнейшую судьбу «Запорожца». Но пока что на токмакском двигателе «Триумф» первые тракторостроители остановились, потому что его конструкция была несложной и удобной в эксплуатации. Применение одного рабочего колеса и освобождение от дифференциала заметно снижало стоимость механизма передачи силы и конструкции трактора в целом. Работу на такой несложной машине мог легко освоить даже малограмотный крестьянин.

Опытный образец трактора оправдал надежды конструкторов. Он понравился и комиссии Украинского Совета Народного Хозяйства, проводившей испытания «Запорожца» летом 1922 года. Трактор, мотор которого делал 400 оборотов коленвала в минуту и расходовал около двух пудов черной нефти на десятину, при глубине пахоты до четырех вершков свободно снимал пласт земли в шестьдесят пять квадратных вершков. Развивая скорость до трех с половиной верст в час, он мог обработать полторы-три десятины земли в день (в зависимости от глубины пахоты).

Наш трактор стал простой, дешевой и долговечной машиной


И вот весной 1923 года в том же Кичкасе приступили, наконец, к серийному выпуску «Запорожца». Вскоре «Правда» писала: «На государственном заводе в Кичкасе трактора строятся исключительно из материалов отечественного производства. На заводе построено уже 10 тракторов...». Надо добавить, что новое дело давалось нелегко. Трудно было достать «материалы отечественного производства». Не хватало средств. Работы тормозились и из-за недостатка опыта.

Вот тогда-то на помощь кичкасским рабочим снова пришли многоопытные монтеры из Токмака. Так постепенно созревала идея об организации выпуска первенца на «Красном прогрессе». Ну, а пока что, собрав первый «Запорожец», тракторостроители обратились с телеграммой в Кремль:

«Москва, Кремль... 21 марта 1923 года.

Мы, рабочие и служащие госзавода №14 в Кичкасе... с большой торжественностью шлем трудовой дар — крестьянский трактор первого выпуска, сконструированный нашими техруководителями...».

В Москве и Тегеране

На сельскохозяйственной выставке

Чтобы глубже понять этот исторический факт и надлежащим образом оценить трактор «Запорожец», надо кое-что обобщить. А именно: в 1923 году наблюдался подъем в народном хозяйстве страны, итоги первых после гражданской войны лет вселяли в массы уверенность и оптимизм. Однако Страна Советов еще отставала от того уровня экономического развития, которого достигла царская Россия накануне Первой мировой войны. В этих условиях 19 августа 1923 года в Москве открылась первая сельскохозяйственная и кустарно-промышленная выставка СССР.

Главная задача выставки состояла в том, чтобы содействовать распространению в отсталом сельском хозяйстве прогрессивных приемов земледелия, новых сельхозкультур и лучших пород скота, наглядно пропагандировать кооперативный план развития села. Особое внимание посетителей выставки привлек павильон машиностроения, где было сосредоточенно все лучшее, что вырабатывала к тому времени отечественная промышленность. Среди экспонатов общий восторг вызвал первенец советского тракторостроения — «Запорожец».

Кажется, то была вторая серийная машина из первой заводской партии. Доподлинно неизвестно, но по всему видно, что в Кичкасе было построено не больше десяти «Запорожцев». Один из них и представили на московской выставке. Кроме того, на ней демонстрировались еще 74 отечественных трактора. Все они испытывались на полях Петровской сельскохозяйственной академии. На вспашку десятины земли при четырехвершковой глубине «Запорожец» расходовал в среднем 1 пуд 33 фунта нефти. Сравним: «Холт» Обуховского завода — 2 пуда 11 фунтов керосина. За свою оригинальную конструкцию, приспособленность к условиям страны, хорошую производительность трактор отмечен Почетным дипломом первой степени, а его создатели — первой премией.

Книга М. Сосны «Так рождались традиции»

В ряде собранных Сосной документов говорится, что над созданием трактора работали инженеры Унгер, Ремпель и Паульс. Но непосредственным автором «Запорожца» был Унгер, остальные помогали. Те же документы скупо рассказывают об этом удивительном человеке. И все же теперь уже известно, например, что, несмотря на свое слабое здоровье, Унгер активно участвовал в строительстве первых отечественных тракторов, страстно доказывал: настанет время, когда они войдут в быт крестьянина как первая необходимость. Уже во время массового производства «Запорожца» инженер-энтузиаст продолжал упорно работать над усовершенствованием конструкции. Об этом со всей очевидностью свидетельствуют и чертежи его нового трактора — «Земледельца». Даже беглое знакомство с ним убеждает: эта модель выгодно отличается от первенца — «Запорожца».

В своих поисках Сосна с самого начала горел желанием найти фотографию Унгера. И вдруг в Алма-Ате, где он собирал материалы об истории своего завода, встретил бывшего работника предприятия Недогона. В свое время тот учился в Запорожском машиностроительном институте имени В.Я. Чубаря. Изучать тракторное дело приходилось нелегко, потому что в то время не существовало для этого учебных пособий. Поэтому для студентов было огромным счастьем, когда лекции читал сам конструктор «Запорожца»... Так нашлось и фото Унгера — среди портретов преподавателей и молодых специалистов института.

Той же осенью, когда проходила московская выставка, еще один трактор «Запорожец», построенный в Кичкасе, был представлен на первой Всеперсидской сельскохозяйственной выставке в Тегеране.

Советский Союз охотно принял в ней участие, получив приглашение тамошнего правительства. Уже в Тегеране рабочий Картавцев по просьбе посетителей выставки запускал двигатель «Запорожца», садился за рычаги управления и демонстрировал работу трактора возле павильона. Однажды он выехал в поле. После вспашки восторг присутствующих был неописуем. Трактором особенно интересовались местные крестьяне. Они ходили за ним, словно дети, плотно окружив «чудо-машину» живым кольцом.

«Запорожец» был востребован и за рубежом

Так «Запорожец» стал первой сельскохозяйственной машиной, которая появилась на полях Персии. Его, а также некоторые другие советские экспонаты наградили золотыми медалями, почетными грамотами, дипломами. Отечественная промышленность получила солидные заказы. Для молодой Страны Советов это, разумеется, было крайне важно как с экономической, так и с политической точки зрения.

На новом месте

Тем временем продолжать серийное производство трактора в Кичкасе стало весьма сложно и неудобно. Когда было особенно трудно, конструкторы обращались за помощью к мастерам токмакского «Красного прогресса». Это предприятие было к тому времени не просто поставщиком двигателей, а самым крупным предприятием сельскохозяйственного машиностроения на юге Украины. Именно он и мог обеспечить массовое серийное производство трактора. Было решено окончательно перенести производство туда.

Интересна, кстати, церемония его передачи из Кичкаса в Токмак. Этот путь почти в 90 верст трактор преодолел своим ходом без поломок. По пути несколько раз крестьянам демонстрировалась работа «механического коня». 29 сентября 1923 года далеко от заводских ворот первенца встречала делегация «Красного прогресса». Состоялся митинг. Обращаясь к рабочим, местные крестьяне не раз повторяли: «Постройте много тракторов...».

Краснопрогрессовцы с огромным энтузиазмом развернули работы по серийному производству трактора. Уже при первом знакомстве с конструкцией машины специалисты и рабочие начали высказываться по ее усовершенствованию. Над предложениями без устали работал инженерно-технический коллектив во главе с Унгером — он перебрался из Кичкаса на токмакское предприятие вместе со своим детищем. На новом месте конструктор работал до 1927 года — до той поры, когда выпуск «Запорожца» был остановлен. Ну а потом, как уже упоминалось, Унгер перешел на преподавательскую работу.

Трактор «Фордзон»

Но к тому времени из сборочного цеха «Красного прогресса» выходили тракторы, которые имели уже не 12, а 16 лошадиных сил. Спрос на них был огромный. Особенно он возрос после совместных испытаний «Запорожца» и американского «Фордзона». Их проводила специальная республиканская комиссия. Результаты свидетельствовали не в пользу «американца». Например, вспашку десятины земли наш первенец заканчивал на 25 минут раньше, а расходовал при этом 1 пуд и 4 фунта нефти против 2 пудов и 10 фунтов керосина, которые «съедал» «Фордзон».

Старейшина токмакского завода Тимофей Иванович Фоменко, принимавший участие в тех испытаниях, вспоминал: «Испытания проводились неподалеку от Харькова... Оказалось, что наш «Запорожец» лучший. И тогда все члены комиссии бросились поздравлять меня, обнимать, будто это была моя личная заслуга. Вот такое огромное желание было, чтобы наше молодое государство как можно скорее наладило массовое производство тракторов отечественной модели».

Кому же и каким образом доставались серийные тракторы? Как показывают результаты поисков Сосны, их в комплекте с двухкорпусными плугами типа «Оливер и Дир» Одесского завода «Октябрьская революция» отпускали сельскохозяйственным коммунам и товариществам по совместному возделыванию земли через Укрсельбанк. Направляли их также и для бедного крестьянства далекой Сибири. Всего же было выпущено около 800 «Запорожцев».

— Может быть, расскажете историю хотя бы одной из этих машин? — поинтересовался я во время одной из встреч с Николаем Петровичем.

— А больше и не знаю, — ответил на то Сосна. — Я убедился: в стране сохранился лишь один «Запорожец», построенный в 1923 году на «Красном прогрессе». Его порядковый номер 107...

Трактор №107

Единственный в мире сохранившийся экземпляр нашего трактора

Рассказывая мне историю трактора «Запорожец» с серийным заводским номером 107, Сосна вспомнил о крестьянской коммуне «III Интернационал». Ее создали в начале 1919 года на территории бывшего поместья «Узруй» Новгород-Северского уезда Черниговской губернии. Поэтому ее называли еще Узруй-коммуной.

Так вот, эта коммуна сделала из полусироты и бедняка Митрофана Роскота — мастера тамошней мельницы — тракториста. Вдруг, как рассказывал Сосне сам Роскот, молнией пронеслась по селу новость: на железнодорожную станцию прибыл трактор, он стоит 1800 рублей, но деньги платить не надо — это подарок коммунарам от токмакских рабочих. Ну а сесть на трактор, понятное дело, Узруй-коммуна доверила своему «механику» — Роскоту.

Радовались коммунары, ведь трактор умел делать все: пахать, молотить хлеб и молоть муку, измельчать корм для скота и вырабатывать электроэнергию. Хозяйствовалось хорошо, если, конечно, это слово можно применить к тем временам. Тем не менее годы удались урожайными, а самые тяжелые работы возлагались на неутомимого и безотказного «Запорожца». Трактор стал даже кое-кому костью в горле, его даже пытались сжечь. Но коммунары уберегли своего друга.

Во времена массовой коллективизации коммуну «III Интернационал» реорганизовали в колхоз. На полях появились более совершенные трактора. Однако первенец тоже не оставался без работы.

Дальше — Великая Отечественная. От Узруй-коммуны фронт недалеко. «Запорожец» работает на току. Роскот спешит. Он хочет, чтобы зерно нового урожая пошло на хлеб красноармейцам, а не врагам. И не успевает: вдруг рядом с трактором появляются машины с фашистами. Удивленными глазами смотрят они на старого железного труженика, словно перед ними какая-то диковинка. Очевидно, это сыграло свою роль, и фашисты исчезают так же внезапно, как и появились. Тогда Роскот ведет своего «Запорожца» к большому колхозному сараю. Снимает с него все узлы и детали, щедро смазывает их, заворачивает в тряпье и аккуратно складывает в ящик, который тут же закапывает и маскирует. Рама трактора осталась в сарае...

После войны хозяйство стало собираться с силами. Их все равно не хватает. И вот однажды люди услышали знакомый «голос» — это Митрофан Ларионович вдохнул в «Запорожца» вторую жизнь. В его руках первенец служил колхозникам вплоть до 1958 года.

А потом старого помощника высадили на грузовой автомобиль и повезли в Черниговский областной исторический музей, где он стоит и по сей день.

Впрочем, рассказ о последнем рейсе «живого» «Запорожца» из плеяды первенцев отечественного тракторостроения был бы неполным, если не задержать внимание читателя на одной весьма трогательной детали. Так вот, прежде чем поставить «Запорожец» на специальную музейную площадку, Роскот разобрал своего любимца, почистил, подремонтировал, смазал и снова собрал. Затем запустил маховик — двигатель работает отлично. Роскот в последний раз сел за рычаги управления, и старый «Запорожец» своим ходом отправился на музейную стоянку...

С тех пор, когда последний из плеяды первенцев отечественного тракторостроения стал музейным экспонатом, прошло немногим более 50 лет, Очевидно, поднятый на пьедестал истории, «Запорожец» должен работать «вечно». Как взгляд в день завтрашний.

В заводском музее

Слово о М.П. Сосне

Рассказанная история о первенце отечественного тракторостроения — лишь крупица из того, что успел узнать за много лет поисковой работы Николай Петрович Сосна. Приняв в 60-е годы прошлого века хлопотную должность редактора многотиражной газеты «Кировец», он заинтересовался историей своего завода. Уже на первых шагах поиска натолкнулся на след «Запорожца», которого помнил из своего собственного детства. «Он молотил хлеб, переезжая со двора во двор, — вспоминал как-то Николай Петрович. — Мы, детишки, бежали вслед за единственным трактором в нашем большом селе Аджамка в Кировоградской области. Особенно интересно было наблюдать, как тракторист Тимен Чумак перед тем, как завести его, разогревал форсункой шар над цилиндром, а потом брался своими сильными руками за спицы махового колеса и резко поворачивал его...».

Вторая встреча с «Запорожцем» в музейных архивах пленила его всецело. С годами биография трактора обросла подробностями, расчистила путь к истории города и завода. Материалов насобиралось столько, что их с лихвой хватило для музея, основателем, экскурсоводом и директором которого на общественных началах стал Сосна. Лишь скупые отрывки его знаний вместились в жесткие рамки книги «Так рождались традиции». Он все добивался, чтобы «его» музей переселился из тесной заводской комнаты в просторное городское здание: «Заводчане справедливо называли бы его заводским, жители города — городским, сельские жители — районным, туристы — музеем Таврийского края, а иностранные гости — нашим, отечественным».

Мечта в итоге сбылась. Но все же Сосна говорил мне как-то о своей поисковой работе: «Я не успел сделать того, что не наверстаю уже даже с помощью космического корабля: люди ушли из жизни и навсегда унесли с собой много подробностей».

Никто и до сих пор не знает той массы подробностей из истории первенца отечественного тракторостроения, которые еще до недавнего времени берегла память «необъятного» и неугомонного Николая Сосны.

Ноябрь 2011